Смерть в редакции

978

21 января в редакции “Местного времени” умер пожилой посетитель, не дождавшись приезда «скорой помощи».

В 11:45 в редакцию пришел 70-летний мужчина, чтобы взять экземпляр газеты со своим объявлением. Судя по всему, плохо ему стало еще по дороге, так как, зайдя в рекламный отдел, он сумел произнести только одно слово: «Плохо»…

Сотрудница редакции тут же усадила посетителя на стул, а водитель стал вызывать скорую помощь.

“В 11:48 я позвонил единую диспетчерскую службу по номеру 112, – говорит Виталий Колодин. – Меня долго расспрашивали, потом сказали, что вызов принят. Прошло 14 минут, но «скорой помощи» не было, и в 12:02 снова набрал 112. Там ответили, что вызов передан в диспетчерскую службу скорой, и чтоб теперь я узнавал все по номеру 103. С первого раза на этот номер я не смог дозвониться, и попытался снова. Со второго раза на мой звонок все-таки ответили и сказали, что бригада в редакцию отправлена”.

Да, буквально через пару минут к «Местному времени» подъехала машина «скорой». Медики опоздали совсем чуть-чуть: во время разговора с диспетчером «103» дедушка еще дышал…

Ну а теперь несколько фактов.

Приехала обычная врачебная бригада, не реанимационная: вызов, переданный из Барнаула, не был экстренным, срочным (мы все помним, что с ноября 2019 года в Алтайском крае у “скорой помощи” начала работать одна диспетчерская служба, которая находится в Барнауле, так сказать единый call-центр на весь регион).

Как мы выяснили из своих источников, бригада отправилась на вызов только через шесть минут после его поступления. Никакие погодные условия помех не создавали. «Скорая помощь» спокойно доехала до «Местного времени», медработники зашли в редакцию, посмотрели на пожилого человека, сидевшего на стуле. Врач посмотрел зрачки, проверил пульс и… все. Не было проведено никаких реанимационных мероприятий, хотя, как уже было сказано, за две минуты до приезда медиков мужчина был еще жив.

И еще. Рубцовчане постоянно жалуются, что до диспетчерской службы невозможно дозвониться ни по номеру 103 с мобильного телефона, ни по номеру 03 со стационарного. То же самое происходит в Рубцовском районе, Горняке и других населенных пунктах.

Возникают закономерные вопросы: для чего в Алтайском крае проводилось столь широко разрекламированное формирование единой диспетчерской службы? Аргументы регионального Минздрава звучали красиво и убедительно: в октябре 2019 года замминистра Наталья Белоцкая утверждала, что такая система организации работы позволит лучше координировать деятельность этой службы в части оперативности реагирования на вызовы, в том числе в условиях ЧС.

На деле мы видим, что все происходит с точностью до наоборот. Люди часами не могут дождаться скорую помощь, профильные врачебные бригады заняты на выездах по ОРВИ и тому подобным насморкам, а линейные – фельдшерские – пытаются оказывать помощь на действительно серьезных случаях.

В нашем случае сошлись воедино два фактора. Первый: непрофессионализм диспетчера службы «112», не имеющего медицинского образования. Не были
заданы уточняющие вопросы, из-за этого диспетчер «03» не перевел вызов в категорию экстренных. Второй: «работа» медицинской бригады, точнее, ее отсутствие.

Тело умершего похоронная служба забрала из редакции около 14 часов, после того, как все необходимые бумаги оформили полицейские. Теперь родным и близким пожилого мужчины предстоит организация похорон. Которых, возможно, могло и не быть…

И еще. Мы знаем, сколько замечательных специалистов трудятся на станции «скорой помощи» Рубцовска, как много жизней они спасают и с какой самоотдачей работают. Но всего лишь один вызов и небрежное отношение к нему одной бригады бросают тень на весь коллектив. Как раз из-за таких сотрудников огульно обвиняют всех остальных в черствости, грубости и непрофессионализме. Замкнутый круг?


Справка. Реанимационные мероприятия включают в себя комплекс мер, направленных на оживление человека. Организм не сразу погибает после остановки дыхания и прекращения сердечной деятельности: наступлению биологической смерти предшествуют обратимые изменения, так называемая клиническая смерть продолжительностью не более 5-6 минут. При неэффективности реанимационных мероприятий, направленных на восстановление жизненно важных функций, сердечно-легочную реанимацию прекращают через 30 минут.
Если точное время остановки сердца и дыхания неизвестно, то проводятся пробные реанимационные мероприятия.