С Главой за чашкой чая

921
Фото: Ирина Жукова/Местное время

В Рубцовске продолжается реализация проекта «С главой за чашкой чая: разговор по душам», объявленного в июле редакцией “Местного времени”. Горожанам было предложено отправлять по три вопроса градоначальнику. Самые интересные из них определяет Дмитрий Фельдман и встречается с автором в неформальной обстановке за чашкой чая.

5 декабря состоялась третья по счету встреча. В этот раз собеседником Дмитрия Фельдмана стала преподаватель МБУДО «Детская музыкальная школа №3» Анна Дряпочко.

Анна Дряпочко. В первую очередь хотела бы поблагодарить за то, что Вы нашли возможность встретиться и поговорить. Рада, что мои вопросы вызвали интерес.

Хочу начать с самого сложного, на мой взгляд. И вообще считаю, что тема мусора на городском кладбище – одна из серьезных.

В этом году так сложилась жизнь, что мне часто приходилось бывать на кладбище. И увидела часто неприятную и неприглядную картину из-за мусора. Знаю, что занимались вывозом мусора, и поэтому хотела спросить: как сейчас обстоят дела, что сделано, и что еще предстоит сделать?

Дмитрий Фельдман. И я бываю на кладбище не как должностное лицо, а как такой же человек, горожанин. И тоже вижу это безобразие.

Одна из основных проблем заключается в том, что нередко люди, приезжая на кладбище, ведут себя и поступают, скажем так, не совсем правильно. И говорю об этом сейчас совсем не затем, чтобы свалить с больной головы на здоровую. А по факту.

Определены места для сбора мусора, огорожены. В этом году мы попробовали на родительский день раздавать людям мешки для мусора. Прямо у входа на территорию кладбища. Чтобы человек не бросал на землю мусор, а мог донести до ближайшей площадки и оставить там. К сожалению, не все это сделали, и не все так вообще делают. Ладно еще, если вырванную траву, банки из-под краски и прочие склянки оставляют у дороги. То есть в месте, куда может доехать техника. Но когда складывается к соседней могиле в независимости от того, ухожена она или нет… Это, простите, не по-человечески.

Внутри кварталов к подобным стихийным свалкам техника подойти не может, только собирать руками, выносить, а потом еще и грузить. А ведь там не только трава и банки с бутылками. Есть старые оградки и даже памятники, выброшенные при установке новых. У нас не так уж много техники и людей. И ограниченные средства, которые мы можем потратить на наведение порядка: проехать по оборудованным местам для складирования мусора, забрать его и вывезти.

Ищем варианты, как ликвидировать именно внутриквартальные свалки, которые и создают основную проблему. Вот убрали две больших свалки. Через небольшое время они появились вновь. То есть, плохая привычка у людей осталась.

Всем понятно, что это не администрация делает или работники кладбища. Сами! Кто-то просто для себя решил, что он может так поступать, и для него в этом нет ничего зазорного.

Проблему сможем окончательно преодолеть тогда, когда сами перестанем валить мусор где попало. Прекрасно понимаю, что создающий ее даже не осознает, что делает. Для него это – норма. И на улицах города все то же самое: не донес пакет до контейнера, бросил рядом или в сторону…

Будем наводить порядок на кладбище. Пусть не так быстро, как хотелось бы, но сделаем.

На новом кладбище все будет организовано по-другому. Отсыпанную дорогу заасфальтируем. Разобьем кварталы. И обязательно надо упорядочить, ввести определенный стандарт по местам захоронений. Чтобы соблюдалась рядность, расстояние между могилами. Строго выдерживать размеры оградки и так далее.

Анна Дряпочко. Да, Вы правы по поводу того, что люди создают свалки. Много раз видела: куча мусора была убрана, а на ее месте появлялась новая. Но, возможно, человек не знает, что этой кучи тут быть не должно. А если он приезжает на кладбище всего один раз в год? Естественно, видит сложенный мусор и складывает сюда же собранный им. Может быть, в газете надо более подробно указывать, в каких именно кварталах был наведен порядок? И тогда просто ни у кого рука не поднимется снова устраивать свалку.

Дмитрий Фельдман. Наверное, можно конкретизировать. А поможет ли, понятно будет? Я знаю, где находятся места захоронения моих родных. Но назвать конкретный квартал не смогу. Надо подумать, как лучше это сделать.

Анна Дряпочко. Надо как-то воздействовать, ведь очень многие ругают за мусор на кладбище, но при этом ничего не делают. Или сами же кидают, а потом в социальных сетях, на форумах возмущаются.

Дмитрий Фельдман. Ну не зря же говорят, что на воре шапка горит. Мне кажется, что больше всех кричит тот, кто меньше всех соблюдает порядок. Конечно, могу быть не прав, но почему-то мне так кажется.

Анна Дряпочко. Я насчитала 21 стационарную мусорную площадку на городском кладбище. Посмотрела, где они находятся, и пришла к выводу, что они распределены не совсем равномерно. В основном, площадки расположены в южной и северо-западной частях. А вот в центре – это 8, 9, 11 квадраты – их практически нет. И как раз здесь больше всего сваливают мусор на дорогу. Может быть, все-таки организовать там дополнительные площадки? А если нет возможности, то хоть как-то обозначить места для складирования, откуда потом вывозить. Чтобы люди знали, куда нести.

Дмитрий Фельдман. Над этим стоит подумать. Возможно, определить дополнительные места, установить указатели…

Анна Дряпочко. Куда обращаться людям, если они обнаружили, что место захоронения родного человека, расположенное у дороги, завалено мусором?

Дмитрий Фельдман. Вариантов решения несколько. Первое: обратиться к смотрителю кладбища. Второе: отправить сообщение в интернет-приемную Администрации города. Мы отрабатываем их все. Третье: позвонить в приемную заместителя Главы Администрации по ЖКХ или в приемную Главы Рубцовска. но тут надо осознавать, что потребуется время на обработку такого сообщения. Проблема будет решена, но не сиюминутно, не мгновенно.

Порядка в этом году на кладбище стало больше, но внутриквартальные свалки – это большая головная боль.

Анна Дряпочко. Думаю, многие со мной согласятся, что наш город преображается, реализуются программы по его благоустройству. Так как я работаю в Сад-городе, то хотела бы затронуть проблемы этого микрорайона. В основном, здесь частный сектор, и освещенные улицы можно буквально пересчитать по пальцам. Меня, как преподавателя, сильно беспокоит безопасность учеников, которые в темное время суток идут на занятия или возвращаются с них. Возможно ли осветить улицы в Сад-городе?

Дмитрий Фельдман. С технической точки зрения тут нет ничего невозможного. Вопрос заключается в финансовой стороне дела. Есть и организационные моменты: где-то стоят муниципальные столбы уличного освещения, и по ним никаких проблем не возникает. Но в большинстве случаев наоборот – столбы принадлежат сторонним организациям Алтайэнерго, Алтайкрайэнерго, МРСК Сибири. На некоторых опорах просто невозможно установить светильники, по другим надо заключать договор аренды, а это дополнительные бюджетные траты. Средств имеем не слишком много.

Совместно с депутатами городского Совета отрабатываем вариант освещения перекрестков улиц в западной части, если это разрешат жители домов, рядом с которыми находятся электроопоры. В 2006 году подобным образом пытались поступить, однако жители высказались категорически против. Причина – по их мнению освещенное место станет пунктом сбора, скажем так, лиц асоциального поведения. Возможно, за прошедшие годы что-то изменилось. Мы договорились с депутатами, что они побеседуют с людьми, и, исходя из полученных результатов, начнем действовать. Если большинство выскажутся «за», то начнем просчитывать и подбирать наиболее подходящие технические решения. Определившись со стоимостью, приступим к реализации.

Перекресток освещен – уже видно дорогу. Ну а потом и дальше двигаться постепенно, по улицам. Надо быть готовыми к тому, что с увеличением количества светильников на улицах Рубцовска будет увеличиваться и плата за уличное освещение. Сегодня это одна цена вопроса, завтра – другая и так далее.

Но вот реализуем городскую программу «Дорога в школу». Стараемся делать или тротуар, или освещение, или то и другое сразу. Постепенно сделаем все.

Анна Дряпочко. Детская музыкальная школа №3 – единственное учреждение дополнительного образования в сфере культуры в западной части Рубцовска. Удаленность школы делает обязательным использование общественного транспорта. И вот теперь из-за банкротства ПАТП появились вопросы: что будет с перевозкой пассажиров в Сад-городе и на Западном поселке? Как изменятся автобусные маршруты?

Дмитрий Фельдман. Проработан вопрос по организации новых маршрутов: вместо шести сегодня существующих будет три: сохранится маршрут№6 и появятся два новых – №№31 и 32. Те, кто видел схемы, говорят, что достаточно удобные маршруты. Ознакомиться с ними можно на официальном сайте Администрации города в разделе «Транспорт».

К этой проблеме мы готовились давно. Маршруты соединят восточную и западную части. Можно будет без проблем добраться практически до любого учреждения здравоохранения. Маршруты буду регулируемые, поэтому льготы на них сохранятся, в том числе и единый социальный проездной билет.

Анна Дряпочко. Планируется ли капитальный ремонт дорог в 2020 году? Какие из них являются первоочередными?

Дмитрий Фельдман. Это будет переулок Станционный. В настоящее время заканчиваем работу по проектированию и расчету затрат на ремонт Рабочего тракта.

После подтопления 2017 года у нас развалился Новоегорьевский тракт. По протяженности и по стоимости его ремонт примерно такой же, как и ремонт Станционного. Но будем капитально ремонтировать Станционный, так как объявляли это уже не один раз. Новоегорьвский, конечно, постараемся отремонтировать, и это сделаем за счет городского бюджета. Отличным он не станет, но хотя бы передвигаться по нему можно будет не так, как сейчас.

Года три назад мы определили дороги, которые в принципе нужно ремонтировать. Стоимость на тот момент составила более 600 миллионов рублей. Таких денег у нас не было и нет, поэтому просмотрели самые основные. С них и начали. Но жизнь вносит свои коррективы: не выдерживает проспект Ленина. Не сегодня-завтра он просто станет непроездным. А это – огромные затраты на ремонт.

Когда нам выделяли 30 миллионов, было мало. Дали сто миллионов: ого, какая сумма! А теперь, оказывается, и этого недостаточно. Один только капитальный ремонт Станционного обойдется в 54 миллиона рублей из ста. Барнаул за три года, расходуя по полтора миллиарда, только-только привел дороги в порядок. Мы, конечно, не Барнаул… Нам бы миллионов 350-400 в год, и за три года дороги Рубцовска стали бы, можно сказать, идеальными. Но пока только по 100.

Анна Дряпочко. Будет ли отремонтирована восточная сторона улицы Громова?

Дмитрий Фельдман. У нас есть проект замены канализационного коллектора. И пока он не будет реализован, большого смысла в ремонте дороги нет. Это просто выбросить деньги на ветер.

Много улиц требуют ремонта. Красная, Гражданский, Рубцовский. Можно долго перечислять.

Анна Дряпочко. Как привлекаются специалисты в сферу здравоохранения Рубцовска?

Дмитрий Фельдман. В ближайшее время, пожалуй, самыми востребованными профессиями в городе будут врачи и педагоги.

Как привлекаем? Было организовано дистанционное обучение выпускников: преподаватели Алтайского медуниверситета проводили занятия по химии и биологии и давали знания в виде и объеме, необходимых для поступления в АГМУ.

Выделяли жилье для молодых специалистов – медиков и учителей. Главные врачи очень в этом помогли.

Рубцовск становится межрайонным медицинским центром. Приходит новое оборудование, для работы на котором требуются соответствующие специалисты.

Непосредственно по целевому направлению от учреждений здравоохранения обучаются ребята. Скоро они начнут возвращаться. Главврачи держат этот вопрос на контроле.

Итоги

Анна Дряпочко. Получился очень интересный, содержательный разговор. Я услышала подробные ответы на все интересующие вопросы. Довольна тем, как прошла встреча. Хочу обратиться к рубцовчанам: участвуйте в проекте, присылайте свои вопросы.