О начальной судьбе сувенирного платка, пополнившего фонды Михайло-Архангельского храма, ничего неизвестно. Только то, что изготовлен он в честь 300-летия дома Романовых, царствовавшего в Российской империи. Находку обнаружили случайно и поначалу не придали никакого значения этому скромному кусочку ткани, который в дальнейшем оказался уникальной церковной реликвией.   

Так выглядит памятный платок.

Чтобы понять, почему он носит статус памятного, нам придется совершить пояснительный экскурс в историю платка на Руси. Свои корни она теряет в конце 12 века. Тогда женщины покрывали голову убрусом, так называемым, головным полотенцем. В повседневной жизни, как символ замужества, крестьянки носили обычные платки. Их массовое мануфактурное производство началось лишь в 17 веке, но до сих пор платок с традиционными русскими узорами – символическими огурцами – актуален в нашем гардеробе. В Церкви  традиция носить головные женские православные платки берет свое начало из апостольских времен. Однако в России существовал еще один вид платков, которые назывались памятными. Почему? Поясняет руководитель отдела катехизации и образования Рубцовской епархии Елена Бычкова:

– Многие события истории России нашли свое отражение в   платках, носить которые на голове не принято было. Их вешали в избе на стену или хранили в потайных местах, как память о том или ином «отпечатке» живой истории. Начало таким памятным текстильным изделиям было положено выпуском платка, посвященного открытию памятника Минину и Пожарскому в Москве в 1818 году.

Елена Владимировна говорит, что сувенирные платки, напечатанные «с надлежащего разрешения» властей в честь знаменательных событий, занимают особое место в развитии страны. По их сюжетам можно проводить уроки истории о короновании императоров, столетии Отечественной войны 1812 года, генерале Скобелеве, железной дороге и даже тексте устава караульной службы. Это была большая группа памятных платков, которые имели крепкий рисунок, способный держаться на ткани десятки лет. В тот момент, когда на лоскуте ткани появилось историческое изображение, он превращался в настоящий предмет коллекционирования. В настоящее время такие можно увидеть как в музейных экспозициях, так и в собраниях любителей старины. Однако сегодня речь идет о платке «300-летие дома Романовых 1613-1913 гг.» с изображением царствующих особ. Елена Бычкова рассказывает:

– Согласно высочайшему манифесту, россиянам надлежало «достойно ознаменовать торжественный день празднования 300–летия дома Романовых и увековечить его в памяти народной». Наряду с различной другой продукцией были отпечатаны тысячи памятных платков с центральным сюжетом –    «Призвание на престол Михаила Федоровича Романова». Вокруг него в медальонах расположены портреты царей, царствующих императриц, цесаревича Алексея. Рядом с ним его мать Марфа. Окружают их люди разного происхождения – священнослужители, дворяне, бояре, простой люд. На заднем плане находится Ипатьевский монастырь. На платке изображен также герб дома Романовых, двуглавый орел, даты – 1613 и 1913.

Хорошо сохранившиеся надписи на подвернутых краях ткани указывают изготовителей – Товарищество вичугскихъ мануфактуръ Братьев Ф. и А. Разореновых в с. Вичуг Костромской губернии (ныне Ивановская область). Фото гравировано по способу Н. А. Алексъева. На спине у одной из молящихся крестьянок – надпись «А. Н. Гайднъ». Казалось бы, столько информации, которая может помочь узнать о тех, кто приложил руки к этой исторической реликвии. На самом деле Елене Владимировне удалось что-то узнать лишь о некоронованных королях русского текстиля братьях Разореновых. При изготовлении памятных платков они использовали технику набивного рисунка. В применении она была достаточно сложна, но хорошо опробована. А вот кто такой А. Н. Гайднъ?

– Скорее всего, это художник, – предполагает Елена Владимировна, –  который в то время работал при мануфактуре (фабрике) Разореновых. К сожалению, о нем не удалось найти никакой информации. Хотя именно рисовальщики ставили свою фамилию или клеймо на авторском изображении. И если в этом случае можно было бы принять такую версию, то с гравировкой по методу Алексеева ничего непонятно. Портреты царствующих особ на самом деле выполнены на ткани очень четко и аккуратно, но в России тогда не было какой-либо специальной техники по нанесению фотографии на ткань. Остается только гравирование – вырезание изображения на поверхности твердых материалов – металла, дерева, камня. На аналогичных платках, изготовленных мастерами различных мануфактур (коих в те времена было немало), указаны другие фамилии или просто чьи-то инициалы. Но как мастера делали гравировку фото и переносили ее на ткань?

Действительно, вопрос очень интересный. Елена Владимировна даже звонила в музей русского платка города Павлов Посад. Однако его хранители не смогли ответить на ее вопрос. Лишь отметили, что рубцовчанам повезло стать обладателями редчайшего экспоната и посоветовали обращаться с ним очень осторожно. Автор этого материала тоже «избороздила» просторы Интернета вдоль и поперек, но интрига так и осталась не раскрытой. Тем не менее, уникальный платок в фондах храма существует и не может быть неинтересен нашим современникам.

Елена Бычкова рассказывает о находке сельским детям.

Первыми, кто с ним познакомился, стали воспитанники детской воскресной школы при Михайло-Архангельском храме. Судя по количеству вопросов, которые ребята задали Елене Бычковой, хлопчатобумажный платок привлек их внимание и в качестве текстильного изделия, и как носитель исторической информации. Свое предназначение он выполнил на 100 процентов – «рассказал» живущим в 21 веке о давнем историческом событии Российской империи. В перспективе у него – увлекательная жизнь. Реликвия может стать наглядным пособием для занятий в общеобразовательных школах и детских Центрах при реализации модуля «Уроки столетия», интересным источником для исследования техники гравировки с последующим перенесением полученного изображения на ткань или экспонатом будущего музея Православной Церкви при Рубцовской епархии.

Татьяна СИНКЕВИЧ, фото автора

 

- Реклама -