Двадцать лет майор внутренней службы Василий Лебедев посвятил работе в уголовно-исполнительной системе города Рубцовска. В 2012 году после выхода на заслуженный отдых он к немалому изумлению всех сменил форменный китель на церковную одежду. Сейчас иерей Василий не только служит в храме, но и возглавляет отдел по тюремному служению Рубцовской епархии. 

Деятельность Василия Лебедева отмечена благодарностью начальника УФСИН России по Алтайскому краю генерал-майора внутренней службы Валерия Усачёва.

Колония – как школа жизни

Василий Лебедев считает себя коренным сибиряком, родился и вырос в городе Рубцовске Алтайского края, хотя его предки были жителями Центральной России. До переезда в Алтайский край родители проживали в селе Обуховка Белгородской области. Жили в большом доме и кроме трудолюбия отличались высокой набожностью. День начинался и заканчивался молитвой, по выходным всей семьей посещали сельскую церковь. Дети с малолетства вместе с родителями ходили в храм, стояли на службах, молились, и что-то очень важное оставалось в их душе. Впрочем, во все времена, несмотря на массу запретов на религию, без веры было не выжить.

– Только вера спасала людей, особенно в сельской местности, – рассуждает иерей Василий, – только благодаря вере наш народ выжил, преодолел все трудности, пройдя достаточно трудный исторический путь. Это сейчас вера превращается в моду, часто подменяя собой её истинный смысл. Как однажды выразился митрополит Сергий: храмов строится больше, а вера оскудевает, вместе с ней нищает душа. Однажды в храме ко мне подошла молодая женщина и спросила, сколько ей надо поставить свечек, чтобы ее не бросил муж. Она пришла в храм искать не спасения, не помощи, а торговаться с Богом: ты – мне, я – тебе. Разве это не духовное обнищание? Я сейчас благодарен своим родителям, что они смогли перенять от предков истинную веру, которую потом передали мне.

В школе Василий мало отличался от сверстников, разница начала ощущаться в юности. Вместо шумных компаний он предпочитал библиотеку, вместо дискотек  – спортивный зал. После окончания школы без труда поступил в Рубцовский машиностроительный техникум. Блестяще закончив учебу, в 1986 году Лебедев был призван в армию. Служил в группе советских войск в Германии. После демобилизации вернулся в Рубцовск, работал на Алтайском тракторном заводе инженером-конструктором, руководил заводским комитетом комсомола. В 1992 году он пришел в исправительную колонию №4 инженером по организации труда. С этого момента его первая половина жизни будет неразрывно связана с уголовно-исполнительной системой. В 1994 году трудолюбие и ответственность Лебедева была отмечена руководством колонии и ему предложили должность оперативного уполномоченного в ИК-5. На этой должности он проработал до 2002 года. Это время совпало с началом строительства в Рубцовске новой исправительной колонии – ИК-10.

– На должность инспектора отдела безопасности меня пригласил начальник колонии полковник Маковеев, – вспоминает Василий Лебедев. –  На новом месте работать было одновременно и сложно и интересно. То, что осталось в наследство от прежнего лечебно-исправительного учреждения представляло жалкий вид. Здания, коммуникации, основное ограждение – все было полностью разрушено. На том месте, где сейчас находятся плац, школа и профессиональное училище были непролазные заросли кустарников и деревьев. Они росли даже на крышах бывших общежитий. Практически, все нужно было строить заново. Но, благодаря постоянной поддержке краевого УФСИН и небывалому энтузиазму сотрудников, понадобилось всего лишь полгода, чтобы колония приобрела жилой вид. А еще через год учреждение было полностью восстановлено. Вскоре в ИК-10 началось масштабное этапирование из других исправительных учреждений. В таких условиях необходимо было поддерживать дисциплину и порядок среди осужденных, не допускать с их стороны провокаций, правонарушений и конфликтов. Многие сотрудники, особенно начальники отрядов, безо всяких указаний свыше оставались на работе сверхурочно, стараясь сделать максимально больше работы, глубже изучить личные дела и психологические характеристики своих «подопечных». И все же, несмотря на все перипетии, наш коллектив показал себя с самой достойной стороны. Трудности закаляли духовно и морально, сплачивали, вызывали живой интерес к работе. Не скрою, иногда приходилось настолько трудно, что руки опускались от безысходности. Тогда мне на помощь приходила молитва. Почитаешь «Отче наш» и сразу же становится как-то легче на душе, наступает внутреннее успокоение, появляются силы. Сослуживцы иногда подшучивали, но молитва мне всегда помогала в трудные минуты, помогает и сейчас.

Через шесть лет, в 2008 году капитана Лебедева назначили заместителем начальником отдела безопасности. В 2012 году майор внутренней службы Василий Лебедев по достижении 45 лет вышел в отставку с должности оперативного дежурного ИК-10. И этот год стал переломным в его судьбе.

Путь к храму

– Чаще  всего  человек  приходит в храм от скорбей: болезней, неудач, отчаяния, потери смысла жизни, личных трагедий, – рассуждает иерей Василий, – для меня такой трагедией стала смерть отца. Он очень многое значил в моей жизни, и его потеря стала драмой не только для семьи в целом, но и моей огромной личной скорбью. Я уже сейчас не помню, что меня подтолкнуло пойти в церковь. Думаю, что это был Божий промысел, но этот день стал решающим в моей дальнейшей жизни. В храме я подошел к его настоятелю – митрофорному протоиерею отцу Михаилу Кизюну. Это человек глубокой внутренней умиротворенности и высочайшей духовности. У него никогда не было дефицита времени для своих прихожан, и они отвечали ему глубоким уважением и искренностью. Я спросил у него: «Батюшка, можно с Вами поговорить?». Наша беседа продлилась около двух часов, и именно тогда я понял, что мое предназначение – служение Господу, прочувствовал всем сердцем и душой, что хочу стать священником, хотя до этого такая мысль мне даже в голову не приходила.

– Для моих родных и близких, родственников, друзей мое решение связать себя с церковью стало сюрпризом, – продолжает отец Василий, – даже жена матушка Лариса отнеслась к этому с некоторым недоумением. Но потом она приняла это через Божью Благодать, а мама благословила меня. Первое время служил в Михайло-Архангельской церкви пономарем на клиросе, следил за службой. Через какое-то время мой духовный наставник предложил поступить в духовную семинарию. И я принял это предложение с восторгом всей душой. После поступления, Викарный Епископ Владыка Роман благословил меня на сан иподьякона. В обязанности входило участвовать в службе при Архиерейском богослужении. В 2013 году нас посетил митрополит Барнаульский и Алтайский Сергий. В беседе со мной он сказал, что через месяц я буду рукоположен в диаконы. Это стало большой неожиданность, но я принял это известие, как Божье Благословение. Это событие произошло 21 ноября в селе Староалейское в храме Покрова Пресвятой Богородицы, а уже 4 декабря в краевом центре я был рукоположен в иереи. В течение всего лишь нескольких месяцев пройти путь от пономаря до иерея – было слишком стремительно. Настолько, что я порой не успевал все осознать, даже возникали сомнения – а смогу ли я, достоин ли я этого. Спасала только мысль, что все в нашем мире делается по воле Божьей. Так я стал священнослужителем.

Не числом, но смирением и покаянием

В 2015 году иерей Василий возглавил созданный в Рубцовской епархии отдел по тюремному служению. Для человека непосвященного это может быть звучит слишком пафосно, если не учитывать того, что в городе находятся четыре исправительные колонии и следственный изолятор. В двух из них имеются церкви, в ИК-4 – недавно построена часовня, в ИК-10 после реконструкции возобновила работу молельная комната. В прошлом году в исправительной колонии №5 был запущен эксперимент – открыта воскресная школа. За каждой из четырех колоний закреплены священнослужители, которые регулярно проводят в них богослужения, совершают обряды крещения, венчания, исповеди, участвуют в проведении православных праздников и других мероприятиях. Кроме того, священники входят в состав комиссий по оценке поведения осужденных по системе «социальных лифтов». Обще количество прихожан во всех четырех исправительных учреждениях города составляет свыше 200 человек. По сравнению с общим количеством осужденных, отбывающих наказание в колониях, эта цифра небольшая. Но отец Василий аргументирует это общим состоянием общества и его отношением к вере.

– Большинство людей в нашем обществе называют себя верующими и православными христианами, но на самом деле в храмах бывают, участвуя в таинствах и богослужениях единицы. В приоритете у нас мирское: работа,  отдых,  развлечения. Лукавя перед собой, люди настолько поглощены бытовыми проблемами, что идут в храм только потому, что «так надо». Посмотрите, сколько народу приходит на Крещение Господне или на Пасху. Потому что это принято, это традиция, «так надо». Что касается будней, то дела веры их не касаются. В потребностях телесных мы лишаем себя духовной поддержки, забывая, что не только из плоти состоит человек, но и из души. Без покаяния, без истиной веры наши души черствеют, увядают, а иногда и гибнут. Почему мы  находим  всяческие  отговорки,  чтобы  не посещать  храм? Неужели трудно найти время, чтобы поблагодарить  Бога  за  подаренных  нам  родителей, семью, детей, друзей, работу, за  данную нам  жизнь? Когда мы говорим об осужденных, то, на мой взгляд, вновь лукавим, обманываем себя, считая их недостойными нашего общества, тычем в них пальцем с презрением. Но вспомните Евангелие, описывающее распятие Христа. Вместе с Ним были казнены два разбойника. И тот из них, который осознал свою греховность и искренне покаялся, вошел в рай вместе со Спасителем. Задача нашего отдела по тюремному служении состоит именно в этом – донести осужденным мысль о том, что нет такого греха, который не мог бы простить Господь при покаянии. Если оно, это раскаяние, искреннее, конечно. Беседуя с психологами, сотрудниками воспитательных отделов, мне неоднократно доводилось слышать о вкладе церкви в адаптацию осужденных. И это не преувеличение. Священнослужитель, окормляющий колонию, помогает осужденным увидеть свои  поступки  со  стороны, дает  им верные  жизненные  ориентиры, становясь своеобразным мостиком между неволей и свободной жизнью. Он как пастырь ведет их за собой, направляет их мысли в позитивное русло, принимает откровенное покаяние, помогает найти в себе то доброе и светлое, что поможет наладить отношение с миром и обществом, изменить себя и свою жизнь в лучшую сторону. Об этом говорилось и на прошедшем на днях расширенном совещании в УФСИН с участием представителей всех религиозных конфессий. Выступая перед собравшимися, начальник управления генерал-майор внутренней службы Валерий Усачев отметил огромное значение религии и веры в местах лишения свободы, необходимость дальнейшего тесного взаимодействия. Кроме того, Валерий Николаевич особо подчеркнул необходимость проведения индивидуальной работы с осужденными. Сейчас в нашей епархии рассматривается такая возможность, прорабатываются вопросы личностного подхода. Как раньше апостолы шли в народ, так и наши священнослужители планирует не ограничивать себя только службой в колонийских храмах, а идти по отрядам, беседовать с каждым осужденным, желающим очистить свою душу и совесть. Я понимаю, что невозможно добиться того, чтобы все без исключения осужденные выходили на свободу законопослушными гражданами. Не стоит в этой ситуации гнаться за показателями. Здесь главное не цифры, а спасенные души. Пусть их будет не так много, но фраза «не числом, а смирением» была актуальна во все времена.

Работы у иерея Василия сверх меры. Кроме выполнения своих обязанностей в городском храме он еще является ключарем трех церквей и окормляющим приход еще четырех, включая ИК-10. Если случается свободная минута, то пишет дипломную работу по истории прихода Никольского храма в селе Лаптев Лог. Но свободного времени практически нет. Сейчас он занят делом всей своей жизни – строит храм в поселке Западном. И не просто храм, а настоящий комплекс с архиерейским подворьем, богадельней и часовней. В планах есть даже совсем фантастические идеи – открытие небольшого зоопарка и организация воскресно-приходской школы – мечта, во многом неосуществимая. Но, как на прощание сказал иерей Василий Лебедев: «На все воля Божия. Пока есть силы, буду работать, нести людям добро».

Стас Гридасов, фото автора

 

- Реклама -