В Рубцовске вручили медальон родственникам пропавшего красноармейца

950
Фото предоставлено МРПО "Поиск"

За долгие годы работы поискового движения в Алтайский край были доставлены для захоронения на родной земле останки 53 советских солдат. Но наших земляков, погибших на фронтах Великой Отечественной войны, конечно, гораздо больше. Только из Рубцовска за годы войны было призвано 18 358 человек, а остались на полях боёв 4700. И это те, чьи имена известны.

В преддверии Дня Победы советского народа над нацистской Германией в Рубцовске состоялась церемония передачи солдатского медальона бойца Дмитрия Вольхина родственникам красноармейца. 28 апреля в Краеведческом музее представители поискового движения передали реликвию в семью солдата.

– Это невероятное стечение обстоятельств, которого мы ждали почти два года, – говорит Галина Буймова, руководитель сводного поискового отряда «Ориентир» Алтайского края, представитель регионального отделения Общероссийского общественного движение по увековечению памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России». – Родственники Дмитрия Вольхина предоставили информацию о нём на сайт «Бессмертного полка». И исходя из этого уже начался поиск конкретных людей. И теперь мы, наконец, смогли вернуть память о нём домой.

Вольхин Дмитрий Степанович родился в 1904 году в деревне Тайга Рубцовского района Алтайского края. В ряды Красной армии призван Рубцовским РВК в 1941 году. Как и многие солдаты нашего края, Дмитрий Вольхин принимал участие в боевых действиях на подступах к Ленинграду. Имя бойца удалось установить по сохранившемуся бланку солдатского медальона.

Долгие годы он считался пропавшим без вести, пока 21 августа 2019 года останки нашего земляка не были обнаружены. Сделали это участники объединенного отряда Мордовского республиканского патриотического объединения «Поиск» в Кировском районе Ленинградской области. Поисковые работы проходили в рамках международной военно-исторической экспедиции «Волховский фронт. Апраксин».

23 августа 2019 года останки красноармейца Вольхина были захоронены в братской могиле на воинском мемориале «Новая Малукса» в Кировском районе Ленинградской области.  В печатном издании «Книга памяти Алтайского края» имя Дмитрия Вольхина не увековечено, но в 2020 году данные о нём внесли в интернет-проект Книги Памяти.

– Дмитрий Вольхин – родной брат деда моего мужа, Владимира, – рассказывает Любовь Вольхина. – Когда его нашли и позвонили нам, это было невероятно, как чудо. Мы знали, что в нашей семье есть родственник, фронтовик, пропавший без вести. Но никаких данных о нём не сохранилось, ведь и деревни этой – Тайга– уже давно нет. Нам предлагали оставить реликвии в музее, но мы решили забрать их в семью. Чтобы наши дети и внуки помнили, что был такой человек, наш родственник, защищавший родную землю и погибший за Победу.

Барнаульские поисковики привезли с собой вещи, добытые в экспедициях и небольшую фотовыставку «Мгновения поиска», где запечатлены разные этапы их нелёгкой, но очень нужной работы. Экспедиции – лишь одно из направлений, ребята занимаются архивно-исследовательской работой и музейной деятельностью, вместе со взрослыми ведётся просветительская и образовательная работа, организовываются различные мероприятия.

Урочище Вороново, где были подняты останки трёх алтайский бойцов, – это бывшая деревня в Кировском районе Ленинградской области. Деревня, сметённая с лица России в ходе страшных кровопролитных боёв, как и многие другие небольшие деревеньки и посёлки на Северо-Западном направлении фронта.

– Когда заходишь в лес, то создаётся ощущение, что война была вчера, –делится впечатлениями Галина Николаевна. – И не было никаких восьмидесяти лет. Прямо на поверхности, среди травы, можно найти каски и осколки снарядов. И хотя многое местные жители уже выбрали за эти годы, но осталось ещё достаточно, чтобы понять, какие длительные бои шли в этой местности  с сентября 1941 года по январь 1944 года.

Траншеи в Ленинградской области тоже особенные – они глубже других, почти четыре, а то и шесть метров глубиной. Солдаты буквально закапывались в землю от постоянных бомбёжек. И конечно, тех, кто остался в этих траншеях и стрелковых ячейках, поднять достаточно сложно. Так произошло и с Дмитрием Вольхиным, останки которого были найдены в стрелковой ячейке.

Международная вахта «Волховский фронт», в ходе которой были подняты останки трёх наших земляков, собрала почти 700 поисковиков. Всего были подняты останки 109 красноармейцев. Удалось установить семь имен, а 102 остались безымянными. Что касается наших земляков, то, по словам Галины Николаевны, это было что-то невероятное. Ведь статистика неумолима: на сто поднятых солдат приходится всего один-два медальона. А здесь подняли один за другим трёх красноармейцев из Алтайского края, и удалось установить имена всех. Это Сергей Григорьевич Голованов, Дмитрий Степанович Вольхин и Григорий Алексеевич Ширнин.

«19 августа Сергей Овчинников в обвалившейся траншее нашел останки солдата, при нём был первый медальон. Громкое «Ура!» обнесло наше место работ. Вечером того же дня мы узнали, что записка в найденном медальоне прочитана. Голованов Сергей Григорьевич, 1904 года рождения, Алтайский край. За время экспедиции были найдены его родственники.

20 августа. Сергей Цыганов решил посмотреть битый шурф, и при тщательном осмотре в отвале были найдены рёбра человека. Мы слой за слоем снимали грунт, поднимая останки бойца, и под вечер того же дня среди патронов от пулемёта «Максим» в отвале был найден второй медальон. Снова громкий крик «Ура!», снова имя солдата – Ширнин Григорий Алексеевич, 1902 года рождения, Алтайский край.

21 августа. При работе на том же раскопе был найден третий медальон, поднят он был просто. Кидая очередную лопату песка, я заметил что-то чёрное, слегка торчащее из-под песка. Снова «Ура!», и снова установлено имя солдата  – Вольхин Дмитрий Степанович, 1904 года рождения, Алтайский край», – из дневника Анатолия Гридинского, члена Мордовского Республиканского патриотического объединения «Поиск».

Сергей Голованов и Дмитрий Вольхин родом из одной деревни Тайга Рубцовского района. Скорее всего, они знали друг друга, жили рядом, вместе были призваны, вместе воевали и погибли рядом друг с другом. Бланки всех трёх медальонов стандартные, но на обороте каждого заполнены одинаково, написано словно по одному образцу: «В случае гибели передать медальоны жене…». Значит, все трое были не просто бойцы одного подразделения, но и фронтовые товарищи.

Солдатские медальоны были введены в 1941 году – эбонитовая капсула содержала бумажный вкладыш из двух частей, где указывались ФИО бойца, воинское звание, из какого он района, каким военкоматом призван и данные о семье, кому передать скорбную весть. По правилам после гибели солдата похоронная команда отрывала одну из частей вкладыша для передачи данных, а вторая оставалась в медальоне с бойцом для опознания. Но вначале войны медальонов и бланков на всех не хватало, а быстрое наступление противника и ожесточённые бои приводили к тому, что похоронные команды часто не успевали. На том же Волховском фронте каждый километр – братская могила, многие так и остались на поле боя, ждать, чтобы их нашли.

Многие медальоны не прошли проверку временем – тогда начинается кропотливая работа, когда имя устанавливается по фрагментам вкладыша, по паре инициалов. В этой работе поисковикам часто помогают для опознания личные вещи погибших – кто-то подписывает фляжку или котелок, ложку и т. д. Поднимаются архивные списки, уточняются списки потерь именно тех военных частей и подразделений, которые стояли на данной территории.

Или фляжки. Да, первые стеклянные фляжки  – они были разные, но зелёное стекло выпускали в Алтайском крае на стекольном заводе Быстроистокского района. И наши земляки, уходя на фронт в 1941 году с железнодорожных вокзалов Алтая, все  имели при себе именно такие фляжки. Уходили на Северо-Западное направление, в Новгородскую область, в Карелию. К Ленинграду.

– Иногда мы выезжаем по просьбам родственников на братские захоронения, – рассказывает Галина Буймова. – Например, когда мы были в Новгородской области, нам позвонили и попросили проверить данные об одном из погибших. По данным архива Минобороны указано захоронение, но родственники сомневались. И мы поехали и действительно нашли имя солдата на мемориальной доске братского захоронения.

Прежде чем выехать в экспедицию, поисковики тщательно изучают архивные документы и картографические материалы – какие дивизии воевали на определённой области, как были расположены позиции наших солдат. И уже на месте опытный глаз видит географические указания проведения боёв: вот здесь когда-то была траншея, здесь –  блиндаж или стрелковая ячейка.

– Невозможно переоценить работу поисковиков, – говорит глава Рубцовска Дмитрий Фельдман. – Нужно говорить об этом чаще, ведь мы не всегда вспоминаем о тех страшных днях. Ветеранов становится всё меньше, и именно бойцы поисковых отрядов – те, кто помнит об этом всегда и напоминает нам. Пока мы помним историю, то предпримем максимум усилий, чтобы она больше никогда не повторилась.

Все поисковики живут историей своих солдат. Невозможно не проживать их жизнь, не сопереживать, рассказывая о каждом. Невозможно просто приехать и передать останки родным . В процессе работы в экспедиции, поиска информации в архивах эти люди становятся родными. Живыми. Не зря говорят: «У каждого солдата есть свой поисковик, и у каждого поисковика – свой солдат». И поисковое движение живёт, работа продолжается, пока не настанет тот день, когда каждый солдат вернётся с той страшной войны. Вернётся домой.