Уроженец Рубцовска ищет биологическую мать – Ольгу Строеву

350

Эту историю рассказала “Алтайская правда”, в редакцию которой обратился житель Омска, разыскивающий свою мать. Он родился и был усыновлен в младенческом возрасте в Рубцовске.

«Наверное, это было уже осенью, потому что ощущались прохлада и сырость. Помню, в темноте мы с мамой сидим на корточках за домом (он стоял метрах в двадцати от железной дороги). И мама мне говорит: «Сейчас пойдет поезд, мы под него бросимся». А я не понимаю, для чего это нужно…» – вот одно из воспоминаний нашего героя о детстве.

У него – два имени. То, под которым он известен среди коллег, друзей и знакомых, мы по понятным причинам не укажем. Будем называть его именем, данным при появлении на свет – Игорь Михайлович Строев.

На свои места

«Нельзя вернуться в прошлое и изменить свой старт. Но можно стартовать сейчас и изменить свой финиш», – этот слоган я увидела в ленте Игоря в соцсети. Наш герой живет в Омске, служит в полиции, растит детей в счастливом браке, не забывает о матери – она живет вместе с ним. Но хотя и вправду изменить уже ничего нельзя, Игорь возвращается в свое прошлое.

Зачем?

«Самое интересное, что мне никогда не нравились мои «законные» фамилия и отчество, но я их воспринимал как неизбежное. Теперь же всё встало на свои места», – признался Игорь.

О том, что его усыновили, он узнал еще в детстве, прочитав письмо приемной мамы к матери биологической. Она писала его на случай «если с ней вдруг что…». Вероятно, потрясение от этой новости было сильным – Игорь совершенно ничего из письма не запомнил. А ведь там были адрес, фамилия и имя… Спрашивать же воспитавшую его маму было неудобно. Так и жил Игорь с этой тайной. Как именно он жил? После усыновления семья переехала в Душанбе (усыновитель был таджиком). Там удочерили еще одного ребенка. Но через несколько лет семья распалась, и мать с детьми вернулась на родину.

«Отца – приемного, усыновителя, – уточняет Игорь, – я не помню. Лет пять-шесть назад он был у нас в Омске проездом. Конечно, мы его не выгнали, пригласили в дом, накормили-напоили. У меня к нему ничего нет – ни обиды, ни любви. Как к прохожему».

Жили дети с мамой на станции Валерино Омской области до 1980 года. Там же жила и бабушка со стороны мамы («Она меня любила до потери сознания» – вспоминает Игорь.) Потом мама вышла замуж, перебрались в Омск. Игрушек в доме было мало, день рождения Игоря в семье никогда не праздновали. Лишь однажды – это врезалось в его память – подарили пистолет с лампочкой за 1 рубль 20 копеек. Отчим семью «гонял», пока Игорь не подрос…

Дело было в Рубцовске

Усыновили Игоря в августе 1972-го. В Рубцовск будущие усыновители приехали из  Омской области специально заранее. Жили  на Алтае долго, чтобы по возвращении домой не возникло в округе слухов-разговоров – откуда, мол, сынок у них взялся. Собеседник делится:

«Я матушку спрашиваю: «А то, что я в 1 год и 2 месяца не ходил и не разговаривал, никого не удивляло?» Нет, отвечает.

Казалось бы, почему это должно было удивлять знакомых и соседей? Ларчик открывался просто: на тот момент Игорю было всего… 8 месяцев! При усыновлении ему изменили не только фамилию, имя и отчество, но и дату рождения! На самом деле он родился не 8 июня 1971 года, а на полгода позже – 8 декабря 1971 года. Младенца искусственно «состарили».

«Если от настоящей даты моего рождения минусовать 9 месяцев, то получится 8 марта, – рассуждает Игорь. – Может, биологическая мать несовершеннолетняя была, праздновала праздник, вот я и получился. А потом отказалась – времена-то какие тогда были… Опасаюсь, вдруг она иногородняя, или из Казахстана приезжала. Или училась в Рубцовске. Как искать тогда?»

И кого именно ищет наш герой – командир отделения, старшина полиции, уже ветеран труда?.. В прошлом году на семейном совете Игорь и его жена Олеся решили, что все-таки нужно найти его биологических родителей, братьев, сестер, других родственников. «Поговорили с мамой тоже, – делится Игорь. – Она не против. Правда, боится, что брошу ее под старость. Я объяснил, что не ищу замену ей, просто хочу знать – кто я, где мои корни…»

Что же известно нашему герою о его биологической матери? Только имя – Ольга Строева.

Просим жителей Алтайского края вглядеться в старую фотографию. На ней изображен Игорь с приемной матерью. Быть может, кому-то из наших земляков запомнилась история его усыновления? Или кому-то показался очень знакомым наш рассказ?.. Особенно мы надеемся на медработников: по нашей информации, в роддоме мальчонка пробыл полгода – медсестры его пожалели, не захотели отдавать в Дом малютки.


Если вам что-то известно по данному случаю, обращайтесь в редакцию “Местного времени” или в редакцию “Алтайской правды”.